О газовом составе крови и лимфы

Обсуждение теоретических вопросов эндогенного дыхания.

Модератор: Евгений Вериго

О газовом составе крови и лимфы

Сообщение Sergio » Чт сен 06, 2007 10:09

И. Тарханов. Газы желчи, кишечного канала, крови, лимфы, молока и мочи.

... Г. крови. Если поместить только что выпущенную из кровеносных сосудов кровь под колокол воздушного насоса и начать выкачивать из последнего воздух, то при известной степени разрежения воздуха кровь сильно закипает, обнаруживая тем самым присутствие в ней значительного количества Г. Для полного извлечения Г. крови или каких-либо других жидкостей организма (желчь, лимфа, молоко, моча, слюна) их приводят в сообщение с Торичеллиевой пустотой, производимой особенно устроенными ртутными кровяными насосами или, помпами, среди которых мы упомянем о наиболее совершенной из них — помпе Пфлюгера, которая быстро производит пустоту. Кроме того, при выкачивании из крови Г. образующийся водяной пар связывается особыми поглотителями при этом насосе. Собранные в газовом реципиенте насоса Г. крови переводятся без доступа воздуха далее в градуированные эвдиометры, где и анализируются качественно и количественно по общим приемам газового анализа. Кровь, подвергающаяся анализу, должна быть набрана без всякого доступа воздуха и в таком виде сообщена с тем или другим кровяным насосом для выкачивания Г. Таким образом, легко убедиться, что из 100 объемов крови получаются следующие газовые объемные величины, приведенные к 0° t и 760 мм давления:

Из артериальной крови: кислорода 20 об., углекислоты 39 об., азота 1 — 2 об.
Из венозной крови: кислорода 8 — 12 об., углекислоты 46 об., азота 1 — 2 об.

Спрашивается теперь, в каком состоянии находятся эти Г. в крови? Г. могут находиться в жидкостях в трех различных состояниях: 1) в состоянии растворов или простого физического поглощения; 2) в состоянии особенной непрочной химической связи, при которой они подчиняются законам диссоциации, т. е. разделяются при нагревании, при уменьшении давления и вновь связываются при возвращении прежних условий, и 3) в состоянии обыкновенного химического соединения. К Г., просто растворяющимся в жидкостях, вполне применим закон Генри — Дальтона (см. это сл.), по которому веса или объемы поглощаемых физически Г. пропорциональны давлению. Зная "коэффициент поглощения Г.", т. е. объем этого газа, поглощаемый определенным объемом жидкости при 0° t и 760 мм давления, и зная давление, под которым находится Г. в окружающей среде, легко вычислить абсолютное количество Г., приходящегося на данный объем жидкости. Сказанное верно и для смеси различных Г., т. е. поглощаемые количества каждого Г. пропорциональны коэффициенту его поглощения и частичному или парциальному давлению, выпадающему на его долю из давления всей газовой смеси.

Наблюдениями над поглощением Г. кровью при различных давлениях Г., т. е. абсорбциометрическими измерениями, а также и опытами извлечения Г. из крови при уменьшающемся давлении и выясняется вопрос о том, в каком состоянии находятся Г. в крови. Что касается самого важного Г. крови, а именно кислорода, то опыт показывает, что ни поглощение его кровью, ни выделение его из последней не подчиняются закону Генри — Дальтона. Опыт показывает, что кровь, лишенная кислорода, подверженная влиянию атмосфер, содержащих нарастающие количества кислорода, сначала будет крайне быстро поглощать кислород, и затем, несмотря на увеличивающееся парциальное давление его, поглощение резко уменьшается и даже прекращается.

С другой стороны, артериальная кровь, подвергаясь последовательно понижающимся давлениям, сперва отдает очень мало кислорода, но затем при известных степенях разряжения отделение кислорода внезапно ускоряется, и кровь теряет большие количества этого Г. Очевидно, что поглощение кислорода не следует закону давления и, следовательно, Г. этот находится в крови не в состоянии простого поглощения, а в химическом соединении с какою-то составною частью крови, причем соединение это легко распадается при известных давлениях. Таким связывателем кислорода является, несомненно, красящее вещество красных кровяных шариков, т. е. гемоглобин, так как, с одной стороны, доказано, что сыворотка крови, освобожденная от красных шариков, поглощает кислорода не больше того, что поглощает обыкновенная вода; а с другой — поглощение кислорода кровью идет параллельно с богатством ее гемоглобином, так что, если приготовить хотя бы водный раствор гемоглобина, одинаково богатый этим веществом, как и какая-нибудь порция нормальной крови, то первый будет поглощать столько же кислорода, сколько и последняя. По Гюфнеру 1 грамм гемоглобина связывает 1,52 кубический сантиметр кислорода. Но, как это видно из предыдущего, соединение это нестойкое и кислород может быть отнят от него при помощи Торичеллиевой пустоты, согреванием, пропусканием другого Г., восстановляющими веществами, как сернистым аммонием, железными опилками и т. д. Кислородное соединение гемоглобина, т. е. оксигемоглобин, легко, таким образом, может переходить в гемоглобин, обедневший или совершенно лишенный кислорода, т. е. в восстановленный или редуцированный гемоглобин, причем эти два состояния гемоглобина отличаются как по своей окраске, так и спектральными свойствами (см. Гемоглобин). При нормальном кровообращении оксигемоглобин артериальной крови в сфере кровеносных капилляров отдает свой кислород тканям, жадно поглощающим этот газ, и взамен этого из тканей в кровь диффундирует углекислота, находящаяся в них в состоянии высокого напряжения. Часть этой углекислоты связывается гемоглобином, другая же с составными частями плазмы крови. Образующаяся таким образом в сфере капилляров венозная кровь, сравнительно бедная оксигемоглобином и более богатая углекислотой, чем кровь артериальная, несется к легким и здесь во время дыхания очищается в том смысле, что гемоглобин вновь связывает кислород воздуха и переходит в оксигемоглобин, а углекислота выделяется в выдыхаемый воздух. Таким образом, благодаря этой нестойкой химической связи кислорода с гемоглобином и мыслим весь нормальный газовый обмен, как при внутреннем тканевом, так и наружном легочном дыхании. О физических факторах этого обмена см. Дыхание, Процессы диссоциации Г.

Ввиду особенной энергии окислительных процессов в животном теле прежде полагали, что кислород крови находится в форме озона, но последующими несомненными опытами было доказано, что в живой крови не существует вовсе озона и что кровь, и специально красные кровяные шарики, а в них собственно гемоглобин, может служить только переносчиком озона с тел, развивающих озон (напр., с терпентина) на тела, способные к окислению (напр., гваяковая тинктура, которая при окислении синеет). Разлагающийся гемоглобин при помирании и гниении крови, по-видимому, способен развивать вокруг себя атмосферу озона и, служа в то же время переносчиком его, может обуславливать окисление гваяковой тинктуры и без присутствия готового озона терпентина. Но в нормальной живой крови кислород находится (Пфлюгер) не в форме активного кислорода — озона, а обыкновенного нейтрального, и энергия окислительных процессов в теле определяется не особым качеством кислорода крови, а физиологическими свойствами живых тканевых элементов. В кровяной плазме, т. е. в жидкой части крови, нет химических связывателей кислорода, и поэтому в ней, как в воде, имеется лишь то незначительное количество кислорода, которое определяется законами простого физического поглощения Г. в зависимости от парциального его давления в воздухе. Хотя артериальная кровь многих животных может приблизительно считаться насыщенной кислородом при обыкновенных условиях давления, дыхания и т. д., тем не менее, содержание этого Г. в крови представляет иногда резкие колебания в зависимости:
1) от числа красных кровяных шариков в крови — чем больше их, тем больше будет в состоянии кровь связывать кислорода, и наоборот;
2) от энергии дыхания, т. е., чем глубже и чаще дыхательные движения, тем выше процент кислорода в крови и в состоянии апноэ, т. е., когда прекращаются дыхательные движения вследствие избытка кислорода в крови, процент этого Г. бывает наибольшим. Наоборот, при затруднении дыхания во время задушения, асфиксии, количество кислорода может упасть до 1,5 куб. см на 100 объемов крови;
3) от барометрического давления воздуха — чем выше оно, тем более Г. и, в том числе кислорода, находится в крови, и наоборот, в разреженных слоях атмосферы на вершинах гор, при поднятиях в воздушных шарах в крови находят меньше Г. вообще и, в частности кислорода.
Очевидно, что обогащение крови Г. при высоких давлениях, в сгущенном воздухе, происходит на счет усиленного физического поглощения Г. кровью, пропорционально повышенному парциальному давлению их в атмосфере, и наоборот. Этим объясняется странное с виду явление, наблюдаемое на людях, быстро поднимающихся из глубоких шахт, где они находились под более высоким давлением атмосферы, на поверхность земли с меньшим давлением: кожа при этом может сильно припухать на счет скопления в ней газовых пузырьков, освобождающихся из жидкостей организма и в том числе из крови благодаря внезапно понизившемуся атмосферному давлению. Этот переход от мест с более высоким в места с более низким давлением должен совершаться человеком с большою постепенностью, дабы дать при этом возможность избытку Г., накопившихся в таких телах при более высоких давлениях, выйти постепенно через легкие в выдыхаемый воздух. В противном случае, пузырьки Г. могут освободиться прямо в крови, вызвать закупорку каких-нибудь важных легочных или мозговых сосудов и обусловить смерть. С другой стороны, пребывание в высших сильно разреженных слоях атмосферы, на высотах гор, на воздушных шарах и т. д. может обусловить вследствие низкого парциального давления кислорода обеднение крови кислородом, что и замечают, напр., у жителей, живущих на высоких плато в Андах. Когда это обеднение кислородом развивается очень быстро и переходит за известный предел, как это наблюдается при очень высоких поднятиях на воздушных шарах, то может воспоследовать смерть от асфиксии, и единственным спасением служат вдыхания из подушки с чистым кислородом, так как при этих условиях парциальное давление кислорода становится в пять раз больше против существующего в окружающей атмосфере, и он поглощается организмом в большем количестве (П. Бер). Что касается углекислоты, то Г. этот является продуктом дыхания тканевых элементов тела и подлежит в главнейшей части своей выведению его через легкие, кожу и все почти выделения. Только с этой целью образующаяся в глубине живых тканей углекислота должна быть увлечена из них струей лимфы и крови. Что касается крови, то имеются налицо все условия для поступления в нее углекислоты из тканей: во 1-х, напряжение этого Г. в тканях выше, чем в притекающей к ним крови, — отсюда понятен ее переход из первых в последнюю; во 2-х, в крови имеются вещества, химически связывающие этот Г. и уменьшающие таким образом свободное напряжение его в крови. Присутствие таких связывателей доказывается уже прямо тем фактом, что кровь поглощает при равных физических условиях на 70 объемных процентов больше углекислоты, нежели равный с нею объем воды (Zuntz). Этот Г. находится не только в плазме крови, но и в красных шариках и распределен так, что 2/3, его приходится на долю первой, а 1/3, приблизительно, на долю последних (Zuntz, Schmidt и Сеченов). Связывателем углекислоты в красных шариках является гемоглобин, вообще отличающийся своей способностью давать соединения с различными Г. Связывателем того же Г. в жидкой части крови, т. е. в плазме, или, точнее, в сыворотке крови являются, по мнению большинства физиологов, углекислый натр и средний фосфорно-кислый натр; первая соль сама при этом превращается в двууглекислый натр, легко отдающий часть своей углекислоты при разнообразных физических и химических условиях; вторая же фосфорная соль, как показал Ферне, связывает одной частицей своей 1 частицу углекислоты и может быть даже получена в кристаллическом соединении (Прейер). Есть данные, вытекающие из абсорбциометрических измерений, которые наводят на мысль о том, что связывателем углекислоты в сыворотке крови является не просто вышеуказанные соли, а щелочной глобулин (Сеченов); но мысль эта требует дальнейших исследований ввиду противоречий, встречаемых ею в лице других авторов. Во всяком случае, не следует забывать, что в кровяной сыворотке находится такое количество натрия, которое более чем достаточно, чтобы связать все количество углекислоты, выкачиваемое из крови в безвоздушное пространство. В вопросе о состоянии углекислоты в крови особенно важным представляется факт химического связывания ее некоторыми составными частями крови при одновременной подчиненности этого связывания, в известных пределах, законам парциального давления этого газа в окружающей среде. Благодаря первому обстоятельству кровь, несмотря на огромные массы заключающейся в ней углекислоты, в особенности при асфиксии, сохраняет постоянно щелочную реакцию, при которой и мыслимо только нормальное течение питательных процессов в тканях организма; благодаря же второму углекислота крови должна представлять не прочное соединение с нею, а поддаваться диссоциации, т. е. отпадению от связывающих ее начал, как только она попадает в благоприятные для того физические условия напряжения этого Г. в окружающей среде; так, в глубине тканей углекислота должна будет поступать из них в кровь, в легких же она должна будет выходить из крови в атмосферный воздух. Интересно, что в этих явлениях красные шарики крови могут способствовать выделению всей углекислоты из плазмы или сыворотки крови в безвоздушное пространство, и опыт показал, что они наподобие кислоты способны при этом вытеснять углекислоту из обыкновенного соединения ее с натрием, т. е. из соды. Возможно поэтому, конечно, допустить, что и при обычных условиях дыхания красные кровяные шарики принимают тоже деятельное участие в диссоциации углекислоты, выделяемой легкими в окружающую атмосферу.

Что касается азота, то в крови находят лишь небольшое количество этого Г., существующего тут в состоянии простого раствора, частью же в форме какого-то нестойкого химического соединения, еще плохо изученного. Во всяком случае азот считается пока co совершенно индифферентным для организма, попадающим в кровь главным образом из легочного воздуха постольку, поскольку этого требуют законы простого физического поглощения этого Г. в зависимости от напряжения его в атмосфере, от коэффициента его поглощения кровью, температуры и т. д. Других газов при нормальных условиях в крови не находится. Об окиси углерода, веселящем газе и др. в крови — см. Гемоглобин.

Г. лимфы состоят почти исключительно из углекислоты (от 85 до 42 куб. см на 100 лимфы небольшого количества азота (1,87 на 100) и следов кислорода (при 0° t и 1 м давления). Что касается углекислоты, то, на основании наследований Гаммарстена и друг., видно, что в лимфе ее содержится больше, чем в артериальной, но меньше чем в венозной крови. Особенно богата углекислотою лимфа, собираемая из лимфатических протоков конечностей у собак, в особенности задних ног и после усиленных мышечных сокращении. При асфиксии количество углекислоты в лимфе сильно возрастает, но все же не достигает того количества, какое накопляется при этих условиях в венозной крови. Накопление углекислоты при асфиксии в лимфе, конечно, объясняется задержкой выделения ее легкими вследствие затрудненного дыхания. Тот же факт, что венозная кровь и при этих условиях все же богаче лимфы углекислотою, несмотря на то, что эта последняя прежде всего должна поступать из глубины тканей, т. е. из тканевых элементов в омывающую их лимфу, легко объясняется, во 1-х, большим содержанием в крови веществ, химически связывающих углекислоту, и, во 2-х, несравненно большим присутствием клеточных элементов в самой крови, т.е. кровяных шариков, развивающих также своей жизнедеятельностью в самой крови немалые количества углекислоты. Вообще, на углекислоту лимфы следует смотреть как на углекислоту, развившуюся в глубине непосредственно омываемых ею тканевых элементов; по мере развития и увеличения напряжения этого Г. в последних, он прежде всего диффундирует в омывающую их лимфу и частью уносится с медленным потоком ее к устью лимфатической системы в кровь, частью же, и конечно большей, непосредственно диффундирует на месте из лимфы в кровь. Струи крови и лимфы являются, таким образом, агентами, освобождающими ткани от развивающейся и накопляющейся в них беспрерывно углекислоты, которая при достижении известного напряжения, при избыточном накоплении в тканях может пагубно действовать на их жизнедеятельность.

Что касается кислорода, то факт почти полного отсутствия его в лимфе объясняется просто следующими двумя обстоятельствами: во 1 -х, энергичным поглощением его из лимфы омываемыми ею различными тканевыми элементами и, во 2-х, отсутствием гемоглобина в лимфе — этого, как мы видели выше, могучего связывателя свободного кислорода, разносимого им по всему телу. Таким образом, кислород крови, притягиваемый тканевыми элементами и отделяющийся от гемоглобина, диффундируя сперва в лимфу, не находит в ней энергичных связывателей и попадает целиком почти во власть тканевых элементов, жадно поглощающих его и превращающих в интрамолекулярный кислород. Ясно отсюда, что в лимфе не может быть значительного количества кислорода и масса его может лишь на немного превышать те количества, которые определяются законами простого физического поглощения в зависимости от парциального давления. Да и количество физически поглощенного кислорода в лимфе должно быть мало ввиду быстрого и энергичного связывания его тканями, поддерживающего напряжение диффундирующего из крови кислорода в самой лимфе на очень низкой степени. Живыми связывателями кислорода в самой лимфе могут явиться, вероятнее всего, ее белые тельца, т. е. лейкоциты, в качестве живых элементов, обнаруживающих необычайное стремление к кислороду, в направлении к которому они и посылают свои амебовидные отростки. Только связываемый ими кислород (подвозимый кровью) они не удерживают в полусвободном состоянии, в каком находится кислород оксигемоглобина, но превращают в плоть свою, т. е. в интрамолекулярный кислород, которого уже никак нельзя выкачать из лимфы в безвоздушное пространство. Таким образом, о кислороде, поглощаемом лимфою, трудно составить себе представление на основании опытов с выкачиванием Г., а скорее — опираясь на опыты абсорбциометрические, т. е. количественного определения поглощения кислорода лимфой, сперва освобожденной от Г. в зависимости от давления, температуры и т. д. Таких подробных опытов, насколько нам известно, пока не существует, а между тем ими мог бы выясниться существенный и темный пока вопрос о кислородопоглощающей или связывающей способности белых кровяных телец, фагоцитов, призванных играть столь важную роль в явлениях не только здорового, но и больного организма или организма, находящегося в периоде самозащиты от внедряющихся в него болезнетворных кокков и бактерий. Об азоте лимфы можно сказать то же, что и об азоте крови, т. е. количество его незначительно и определяется прямо условиями физического поглощения в зависимости от парциального давления его в крови и тканях, коэффициента его поглощений и т. д. И лимфа к этому Г. относится, следовательно, подобно крови, вполне индифферентно.

Млечный сок, т. е. та часть лимфы, которая берет свое начало из ворсинок кишечного канала, содержит, по-видимому, те же Г., что и лимфа, собираемая из грудного протока; тут возможны, конечно, количественные разницы, еще мало изученные. Но, кроме того, возникает вопрос и о том, не могут ли в млечную систему, а через это и в лимфатическую, попадать из кишечного канала сероводород, болотный Г. и т. д. Разъяснение этих пунктов принадлежит будущему. Во всяком случае, нет ничего невероятного в том, что эти газы проникают при известных условиях и в млечный сок, раз проникновение их в кровь представляется несомненным...


БСЭ:
Тархнишвили, Тархан-Моурави Иван Рамазович [3(15).6.1846, Тбилиси, - 24.8(6.9). 1908, Петербург], русский физиолог. В 1863-64 учился в Петербургском университете. В 1869 окончил Медико-хирургическую академию в Петербурге. Ученик Ф. В. Овсянникова и И. М. Сеченова. В 1875-95 в Медико-хирургической академии (с 1877 - профессор), в 1895-1901 приват-доцент Петербургского университета. Работал в различных областях физиологии: изучал функции центральной нервной системы, в том числе явления сна, гипноза, вопросы секреции, влияния на организм внешних воздействий; занимался проблемами социальной гигиены. Одним из первых обнаружил действие рентгеновских лучей на организм; открыл кожно-гальваническую реакцию и ряд др. феноменов. Член ряда отечественных медицинских обществ, общества естествоиспытателей, Академии в Галле, член-корреспондент Парижского биологического общества
Труден первый шаг, НЕ скучен первый путь Изображение
Sergio
старожил
 
Сообщения: 1313
Зарегистрирован: Чт июн 01, 2006 15:01
Откуда: Россия

Оксана Молчанова. Шерпы гонят кровь азотом

Сообщение Sergio » Пт дек 02, 2011 16:09

Оксана Молчанова. Шерпы гонят кровь азотом.

Ученые выяснили, почему жители Тибета не страдают высотной болезнью. Недостаток кислорода в крови они компенсируют вдвое более интенсивным кровотоком. Расширить кровеносные сосуды им помогает оксид азота и его метаболиты – содержание некоторых из них у тибетцев в 10 раз выше нормы.

Средняя высота территорий Тибета превышает 4 тысячи метров над уровнем моря, а в Гималаях, обрамляющих Тибетское нагорье с юга, расположена высочайшая точка земного шара – гора Джомолунгма (Эверест, Сагарматха) высотой 8850 метров над уровнем моря. Однако несмотря на необыкновенные высоты, тибетцы, кажется, вовсе не страдают от головокружений, а низкий уровень кислорода в крови, наблюдаемый в организмах людей на такой высоте, также не сказывается на их самочувствии. Ученые разгадали эту странность организма аборигенов: организмы тибетцев компенсируют недостаток кислорода в крови тем, что увеличивают количество крови, приливающей к внутренним органам.

Таким образом, кровь остается плохо насыщена кислородом, однако благодаря интенсивности кровотока этот недостаток нивелируется.

Исследователям давно было известно, что жители низинных районов, попадая в экстремальные для них условия высокогорья, быстро становятся жертвами пониженного содержания кислорода в крови, а также кислородного голодания – гипоксии. В результате при подъемах на большие (более 3000 метров) высоты вследствие понижения парциального давления кислорода во вдыхаемом воздухе возникают приступы высотной болезни. Как считают эксперты, высотная болезнь сопровождается нарушением функций отдельных органов и систем, в первую очередь, клеток высших отделов центральной нервной системы. Несмотря на то что реакция организма на гипоксию и низкое парциальное давление кислорода может разниться, основными признаками болезни можно признать одышку, повышенное сердцебиение, головокружение, шум в ушах, головную боль, тошноту, мышечную слабость, потливость и нарушение остроты зрения.

Путешествующие по Тибету, как отмечают эксперты, сталкиваются с особой разновидностью недуга. В возникновении приступов этого состояния наряду с недостатком кислорода участвуют также добавочные факторы: охлаждение, ультрафиолетовое излучение и так далее.

Предыдущие исследования, проведенные с участием жителей Тибета, продемонстрировали, что содержание кислорода в крови артерий у тибетцев также понижено. Однако ткани их организмов потребляют столько же кислорода, сколько ткани и органы людей, проживающих на уровне моря. Подобные компенсаторные способности раньше объясняли повышением содержания гемоглобина в крови, отвечающего за перенос кислорода к тканям и клеткам всего организма. Причем если у горных народов его содержание повышено постоянно, то организм жителей равнин может медленно адаптироваться к высокогорным условиям, увеличивая содержание гемоглобина на 10–20% от среднего значения. Этой способностью пользуются альпинисты, перед предстоящими восхождениями не только тренирующиеся, но и живущие на большой высоте.

Группа ученых под руководством физического антрополога Синтии Билл из Университета Кейс-Вестерн Резерв в Огайо выдвинула другую гипотезу, согласно которой жители Тибета могут компенсировать низкие уровни содержания кислорода, увеличивая кровоток.
Для подтверждения своей теории они собрали группу из 88 тибетцев-добровольцев, которые проживают на территории Тибетского автономного района, где высота доходит до 4 200 метров над уровнем моря. Парциальное давление кислорода здесь примерно в 1,5–2 раза ниже, чем у кромки океана. Вторую группу добровольцев составили 50 жителей расположенного близ университета города Кливленда, территории которого лишь на 200 метров возвышаются над уровнем моря. Далее ученые измерили скорость и объем кровотока участников исследования, используя для этого специальный прибор, закрепляющийся вокруг предплечий.
В результате ученые выяснили: через сосуды на руках тибетцев бежало вдвое больше крови, чем через руки жителей Кливленда.

При этом средний сердечный ритм и кровяное давление тибетцев полностью совпадали с аналогичными показателями у американцев.

Чтобы понять, что в организме тибетцев так влияет на увеличение кровотока, исследователи проанализировали уровни оксида азота, характерные для каждой группы. Этот показатель исследователи выделили не случайно: еще с 1977 года известно, что оксид азота и его метаболиты расширяют кровеносные сосуды, а значит, способствуют увеличению количества крови, проходящей по ним. Как показал сравнительный химический анализ, концентрация биологически активных продуктов распада оксида азота в крови – различных нитратов и нитритов – у жителей Тибета в 10 раз превышает концентрацию подобных веществ у кливлендцев.

Удивительно, что хотя такое содержание этих веществ невозможно для здорового человека, тибетцы, похоже, не испытывают на этот счет никаких неудобств.

«Это интересные данные о здоровье жителей Тибета показывают, каким образом природа использовала оксид азота для возмещения негативных последствий постоянного пребывания на большой высоте в условиях гипоксии», – отметил независимый эксперт Джонатан Стемплер, изучающий сердечно-сосудистые заболевания в Медицинском центре Университета Дьюка в Северной Каролине.

Другой исследователь, Марк Гледвин, специализирующийся на болезнях легких в Национальном институте сердца, легких и крови (NHLBI) в Мериленде, утверждает, что наблюдения за тибетцами предоставили материал, который указывает на терапевтические последствия такой концентрации метаболитов оксида азота в крови. Как отмечает Гледвин, теперь специалисты NHLBI планируют провести клинические испытания, в которых эти вещества будут использованы для лечения больных, страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Ознакомиться с результатами сравнительного исследования Синтии Билл и ее коллег можно в online-версии журнала Proceedings of the National Academy of Sciences за 30 октября.
Труден первый шаг, НЕ скучен первый путь Изображение
Sergio
старожил
 
Сообщения: 1313
Зарегистрирован: Чт июн 01, 2006 15:01
Откуда: Россия


Вернуться в Теория

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1